Дмитрий (demontver) wrote,
Дмитрий
demontver

Categories:

ПАМЯТЬ. дневник. 22-30. 06.1941



Дневник. Начало 22 июня 1941 г.

Примечание: всё, что в скобках, текст не разборчив.


22 июня 1941 г.
С этой даты начинаю вести дневник.
Записываю свои впечатления, суждения и переживания.
Интересно, удастся ли, например, прочитать свои записи через 5-10 и больше лет, это вопрос открытый.
Итак, война началась.
Я был уверен в том, что в ближайшее время ,несколько лет, нам с Германией воевать суждено.
И это оказалось правдой.
Правда оказалась настолько неожиданной, что несколько дней прямо-таки не верилось, что Германия объявила нам войну.
Но волей-неволей поверишь, когда каждый день прилетают германские самолёты и их отстреливают наши зенитчики.
Нам приказано срочно сняться с места и временно уйти в ( лес ).

23 июня 1941 г.
Переехали на новое место от г. Б.
Приказано срочно замаскировать своё ( имущество )

24 июня 1941 г.
Прошла ночь на новом месте.
Спал крепко, как дома.
Утром пришлось наблюдать небольшой воздушный инцидент.
Наш советский самолёт в погоне за немецким бомбардировщиком по случайности ( подбил ) свой же истребитель.
( смазан текст ) что последний загорелся.
И упал в нескольких километрах от наших позиций.
Лётчики, двое, спаслись на парашютах.
Конечно, судить о том, что это были именно советские лётчики, трудно.
Для выяснения вопроса их отправили в Б.

25 июня 1941 г.
Каждый день пролетают немецкие бомбардировщики.
Отсюда слышна стрельба наших зенитчиков по немецким самолётам.
Сегодня узнал, что за несколько дней войны нами сбито 384 германских самолёта.
Наши потери составляют 371 самолёт.
Цифра для такого количества времени солидная.
При таких темпах воздушных войн потери за месяц будут исчисляться тысячами самолётов.

26 июня 1941 г .
Стоим там же, в лесу в 8 км. от Бобруйска.
Находимся в своём районе обороны.
Спим на земле.
Шинель одновременно является и одеялом и постелью.
Подушкой служит ( противогаз) либо какая кочка.
Ночи тёплые, так что эта жизнь на свежем воздухе не кажется тяжелой.
В боях ещё бывать не приходилось.
Как-то будет дальше.
Получил винтовку, планшетку, 30 штук патронов.
Возможен отвод на другое место.

27 июня 1941 г.
Сегодня ночью выехали из леса в неизвестном направлении.
Со мною было 5 человек из моего отделения.
Остальные 6 человек отправились с (.....) на поимку каких-то подозрительных людей в соседнем полку.
В машине за дорогу людей прибавилось, стало нас 12 человек.
Ехали вполне хорошо, но вот бензина остаётся на несколько километров.
Шофёр жмёт на всеь газ, чтобы хоть ещё немного протащить машину вперёд, сможем дотянуть до каго-то населённого пункта.
Метров 200 пришлось машину подталкивать своими плечами, чтобы скрыть её под растущими неподалёку деревьями.
После нескольких часов стоянки тронулись дальше.
Доехали до бензохранилища, заправили машину горючим и на всём газу дальше отъехали километров 300 от Бобруйска.
Вечером были на месте назначения.
За весь путь не встретили ни одного неприятельского самолёта, всё вышло благополучно.
Больше суток не ели, так как продукты получил только вечером по приезду на место.

30 июня 1941 г.
На новом месте долго жить не пришлось.
Вчера получили 2-вух дневный паёк, рыбные консервы и хлеб, пару гранат Ф-1 и тронулись куда-то в другое место.
Здесь узнал, что придётся ехать на передовую линию для устройства противотанковых заграждений.
Ночь проспал хорошо, как дома.
Задача предстоит нелёгкая.
Тут уже ,конечно, будет больше шансов на то, что будешь убит нежели на то, что жив останешься. Да...
А всё таки жаль будет умирать.
Если бы кто знал, какое проявляется у меня рвение к жизни.
Как хочется остаться живым, посмотреть, какова же будет жизнь после войны.
Как жить хочется!!!
Смерть не так страшна, но жить, жить хочется!!!
Прав нарком Тимошенко в том, что умереть геройски может каждый, но жить геройски - вот задача.
Какой из того толк, что умрёшь?
Правда, умереть героем - похвально.
Но если каждый будет умирать за Родину, то кто же будет жить?
По моему, старое выражение каждого человека, который говорил, что буду биться до последней капли крови и умру за Родину,
следует переделать так, чтобы идя в бой, сказать: иду в бой за Родину, буду биться до последней возможности, победить врага,
но самому остаться живым.
Вот это задача!
Живым остаться, именно живым, на страх всем врагам нашей Родины.
А умереть и дурак сумеет.
Завтра новый месяц - июль.
Что нового он принесёт? Как сложится моя жизнь?
Какова обстановка на фронте - толком не знаю.
Радио нет, а газеты почти совсем не попадают в руки.
Кривотолков различных много, но разве им можно верить?
А слухи зачастую довольно панические.
Это, видно, в страхе люди приняли муху за слона.
Но как бы там ни было, всё же я уверен в том, что в ближайшее время должен произойти поворотный период войны.
Не может быть такого положения, чтобы немец двигался по Белорусии безнаказанно.
По-моему, это есть стратегический план командования - заманить немцев возможно дальше на нашу территорию,
а затем фланговыми ударами и ударом с фронта сильных групп войск, сжать противника в кольцо, иначе сказать, посадить его в мешок,
а затем уничтожить, повторив манёвр на р. Халхин - Гол.
А в том, что победа ,в конце концов, будет за нами - я уверен.
Враг будет изгнан с нашей территории и разбит.
Давно не писал письма маме, наверно, сильно беспокоится.
Но как его отсюда, из леса, послать?
Но всё же надо каким-то образом хоть написать, что пока жив и здоров.
А то она всякое может подумать.
Tags: 1941, ВОВ, Великая отечественная, Ржевский УР, разведка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments